Terra Incognita.UA,
или «Украинская еслибылогия», издание второе




По точному наблюдению Сергея Переслегина, «альтернативка» находится на стыке науки, искусства и игры. К этой «триаде» следовало бы добавить: а также – популярной, актуальной и злободневной публицистики. Прямой тому иллюстрацией – книга киевского журналиста и сотрудника украинской редакции Радио Свобода Дмитра Шурхало «Украинская еслибылогия» («Українська якбитологія»), вышедшая во Львовском издательстве «Пирамида» уже двумя изданиями (2004, 2007). Второе существенно (по объёму – почти вдвое) дополнено.
Книга эта, – с подзаголовком «Очерки альтернативной истории», – для постсоветского литературного пространства до сих пор остаётся уникальной. Не потому, что она – яркий образец «постколониального (постимперского) нарратива». Подобный сводный очерк – вопреки постоянному и неослабевающему вниманию к национальным альтернативам – не составлен, насколько известно, даже для России и США (несмотря на не столь одинокие развёрнутые, но фрагментарные попытки).
В основе повествования – весьма распространённая точка зрения на реализацию исторических возможностей через случайности. А также – известные и извечные журналистские принципы – актуальность и злободневность. Но – без неизбежной, казалось бы, сенсационности. Сам автор считает свою книгу «популярной и даже антинаучной в методе исследования». Утверждение насчёт «антинаучности», однако, прямо противоречит достаточно корректному изложению вполне логичных методов создания «истории условной» – «альтернативки» – и даже ссылкам на авторитет ученого-нобелиата (см.: Введение, – «Случайности, изменившие мир»).
В книге почти нет ссылок на фантастику, – даже там, где её темы и решения совпадают с направлением изложения. (Единственное исключение – роман-памфлет Василя Кожелянко «Дефилады в Москве», – первое сенсационное произведение украинской «ретроальтернативистики»). Причиной этому и, по-видимому, слабое с ней, фантастикой, авторское знакомство, и удивительная скудость отражения темы в новейшей «украиноязычной» фантастике. Вместе с тем, автор не чурается обстоятельного и развёрнутого цитирования украинской альтернативной журналистики, – со сценариями «иных» исходов президентских выборов 1999 и 2004 годов. Впрочем, включение в книгу материалов «художественной альтернативки» – дело техники.
Пока же складывается досадное впечатление, – будто автор «Еслибылогии» и не подозревает о существовании посвящённых альтернативам истории Украины текстов «русскоязычной» фантастики (заметим, – тоже не слишком многочисленных). Оные досадные обстоятельства, однако, вовсе не мешают ему использовать распространённый в интернациональном жанре «фэнтези» приём размещения в собственном опусе фантастических «портуланов» – политико-географических карт-схем, иллюстрирующих те или иные не состоявшиеся (и несостоятельные) государственные конструкции, – в «нашей» реальности небывалые. Альтернативы Украины здесь можно легко разделить на «внешние» (заметные ближним и дальним соседям) и – «внутренние», – отслеженные пристальными взглядами наблюдательных украинцев. Пока предпочтение автором явно отдано последним.
Скорей всего, ещё и потому, что истории Украины, – видимые, например, из Москвы и Киева, – взаимно относительно во многом – суть истории альтернативные. Таковыми они останутся и в обозримом будущем. Кроме того, Украина – ещё и весьма удобная территория для чужих (а нередко – и чуждых) перспективных геополитических построений. Достаточно вспомнить идеи замыкания «цепи стабильности» в Европе (Франция-Германия-Польша-Украина, – Зб. Бжезинский) или – создания нового «союзного государства» со столицей в Киеве (великорусские националисты); имеют виды на собственную автономию в составе Украины и крымские татары…
Трагизм национальной истории Украины заключается ещё и в том, что уж больно часто ближайшие соседи стремились включить тучные украинские земли в состав своих генерал-губернаторств. Вместе с туземным населением (или без). Частенько им это удавалось. И надолго…
Резервы доработки и пополнения «Еслибылогии» подобными «внешними альтернативами» весьма велики. Несомненно, впереди – очередное, дополненное, «еслибылогическое» издание, – с запозданием лет в пять комментирующее былые и сегодняшние актуальные, злободневные, а то и – сенсационные – ситуации исторического выбора. Хотелось бы, – с развёрнутым Атласом картографирования альтернатив и полной библиографией посвящённой Украине альтернативно-исторической фантастики.
Автор только вступает в пору творческой зрелости. Политическая действительность, в какой он работает, составлена также во многом случайными выборами. Но есть в ней и определённый – выстраданный народом – инвариант: независимость Украины. Какие плоды она принесёт в 21 столетии, зависит уже от множества сознательных выборов, образующих статистику очередных украинских избирательных кампаний…

Николай Мухортов, 2012